kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Решение вопроса о царской семье сознательно дотянули до точки невозврата

Весной 1917 года у Англии были все рычаги для вызволения царской семьи из плена. Но в то время большой английский подвиг это вывоз семейных драгоценностей дяди Николая из Владимирского дворца, объявленного народным достоянием. Английский дипломат Алекс Стопфорд проник туда и вытащил целый чемодан драгоценностей, включая тиару, в которой ныне любит щеголять английская королева. Любопытно, что, пока члены царской семьи и их родственники были в Петербурге до заграницы было ровно 20 км. Граница с Финляндией была открыта, далее шел известный удобный путь поездом и пароходом в Швецию, из нейтральной Швеции в нейтральную Норвегию и пароходом в Англию. Английские спецслужбы смогли убить Распутина. Это потом долго скрывали. Но царскую семью не захотели спасать.

Весной 1918 года ещё большие возможности появились в Берлине. По Брестскому миру Германии передовались земли, выплачивалась контрибуция, всем немцам гарантировалась возможность вернуться в фатерлянд или безопасность в России. Более того, всё принадлежащее немцам имущество, включая фабрики, заводы, газеты, пароходы, оставалось в частной собственности немцев. Получался некий нонсенс - в стране объявлен коммунизм и полная конфискация даже частных квартир, но на немцев это правило не распространялось. Но даже родственников, а не прямых наследников Николая не выдали, про переговоры на данную тему не распространялись. Правда, расстрелять царскую семью и аристократов-родственников сперва боялись.

Далее мы имеем закулисную историю, которую у нас не воспроизводят, однако, она хорошо прослеживается хронологически. Большевики имели связи с немецким правительством через посольство, с немецким олигархатом, с еврейскими промышленниками и еврейскими экстремистами в Германии. Были тайные и не слишком тайные каналы связи с англичанами и с США. Немцы изначально покровительствовали всем террористам, прежде всего эсерам и большевикам. Немцы не только помогли Ленину с компанией переехать в 1917 году в Россию, они потом из Германии и Польши прислали именно Ленину в подмогу 3 тысячи радикалов. Немцы были как бы покровителями всех евреев, то есть через немецкие связи с Турцией организовывалось переселение евреев в Палестину в конце 19-го - начале 20-го века, а Палестина была частью Турции. Поэтому противоборство России с Турцией подавалось как помеха для евреев, и армяне, как симпатизанты России, тоже оказались противниками Турции, турецких евреев, будущего Израиля и Германии. Всё это не отменяет покровительство террористов со стороны Англии и разных Шиффов в Нью-Йорке, зато многое объясняет в положении Германии.

В 1918 году совсем стало ясно, что Палестину захватят англичане, Германия и Австро-Венгрия с Турцией проиграют войну. Вовремя предать - проявить находчивость. Германии прописали тот же рецепт поражения, что и России - революцию. В Германии левые, включая социал-демократов, стали переходить от поддержки своей страны к нагнетанию революционных настроений. Ленин и Троцкий, как и другие члены верхушки большевиков, это знали и рассчитывали кинуть немцев с выполнением условий Брестского мира после революции. Они также видели иное - Германия вывела войска, оставив 300 тыс. солдат для контроля территорий и вывоза продовольствия. Вероятность возобновления войны слабела с каждым месяцем. Наконец, в июле большевики совсем устали от необходимости грабить и убивать только официальных противников власти, но не убивать союзников, то есть левых эсеров и меньшевиков. Среди левых эсеров у большевиков была агентура в основном из евреев. Поэтому большевики пошли на авантюру - послали своего агента Блюмкина, который формально числился эсером, замочить немецкого посла Мирбаха. Этот посол ради стабильности режима, видимо, не одобрял идею большевиков поставить своих левых союзников и социалистов к стенке. Нам, отсталым, сложно понять страстное желание одних социалистов, радикалов и террористов мочить других социалистов, радикалов и террористов, с которыми на одних нарах тянули сроки в тюрьмах и на каторгах, делились хлебом, информацией, устраивали совместные акции. Но большевики не простые люди, потом они не менее страстно стали за неимением изведенных под корень эсеров расстреливать друг друга. 1937 год стал для них пиром духа.

Сказано - сделано, 6 июля Яков Блюмкин со товарищами замочил посла Мирбаха, принявшего их у себя в посольстве как друзей. Большевики получили повод убивать эсеров без суда и следствия. Эсеры попытались в ответ устраивать восстания. Условно можно считать эту дату моментом окончательного перехода большевиков с германского покровительства под покровительство англичан. Обычная революционная история - радикалы сами ради власти хотят убивать всех, включая себе подобных. Заодно захотелось отпраздновать событие убийством Николая Второго с семьей и его родственников, то есть братьев с семьями и прочих. Так что, замочили Николая уже после переориентации с Берлина на Лондон. Произошло это 17 июля 1918 года. С учетом времени, необходимого для поездки спецкоманды для ликвидации, ехали в Екатеринбург почти неделю, отметим оперативность решения. 6 июля убили Мирбаха, а к 10 июля уже создали команду для расстрела и обговорили прочие детали, включая уничтожение останков, чтобы следов не нашли. Вывод простой - не оперативная обстановка заставила расстрелять Николая Второго, как раз те, кто его замочил, успешно вернулись поездом назад, а, если бы сходу решили вывезти Николая в Москву, времени для вывоза было бы ещё больше, а именно страстное желание верхушки большевиков расстрелять царскую семью было главной идеей расстрела.

По сути Германия и Англия реализовывали в России классическую схему управления экстремистами. При правильно подобранном составе экстремистов заграница для этих экстремистов оказывается в роли доброго дяди. Свои хотят своих расстрелять, а внешняя сила выступает в качестве доброго покровителя - расстреливайте народ и ваших офииальных врагов, но щадите друг друга. Эта схема позволяет выступать в качестве доброго арбитра, способного сдать одну из сторон или кого-то конкретно в одной из сторон. Например, мочите эсеров, а с Лениным, Сталиным или Троцким повремените, они вам пока нужны. Мирбаха замочили не потому, что он нарушил логику доброго управления, а потому что Германия ослабела для роли доброго дяди. Германия это доказала после убийства - ограничилась увеличением контрибуции, извинениями, но войска на Москву не двинула и оставила эсеров на растерзание большевиков.

Но переход от одних покровителей к другим всё-таки затронул большевиков. Ленин-то был как бы прогерманским. Германия не вступилась за эсеров, значит, за Ленина тоже не вступится. Хотя именно Ленин сагитировал остальных большевиков навязать стране столь нужный Кайзеру мир! Своего потом без поддержки оставили. 30 августа на Ленина было совершено покушение. Как и убийство Мирбаха, его приписали эсерам. Вот она, мудрая большевистская осторожность! Но Ленин выжил, а в Кремле в него стрелять было не камильфо. Зато, пока Ленин бредил и с трудом вливали в него лекарства, 5 сентября был подписан декрет об официальном начале Красного террора. Четкая большевистская логика - радикалы стреляют в радикалов, поэтому нужно расстреливать всех подряд, причем радикалов даже не в первую очередь. Причем, ясно, что в случае убийства Ленина был бы тот же эффект. Покушение на Ленина было важно, как повод закрутить гайки внутри партии большевичков, покончить с иллюзиями некой внутрипартийной демократии для единомышленников. Есть маленькая кучка начальников, остальные обязаны только подчиняться.

Логика повязать однопартийцев кровью налицо - мы расстреливаем, держитесь за верхушку, ждать пощады неоткуда, царя убили, нас тоже жалеть не будут, враги даже стреляли в Ленина, вас уж точно не пощадят. Совсем по Маяковскому - c Лениным в башке и ноганом в руке. Обратим внимание - не с винтовкой для боя, а с ноганом как оружием расстрелов и разборок среди своих.

Международные события потом интересные - 4 сентября 1918 года британские войска пошли в наступление и к концу месяца заняли всю Палестину. 1 октября пал Дамаск, 26 октября Алеппо, Турция запросила пощады. Англия стала покровительницей Палестины и живших там евреев. Вопросы создания еврейского государства надо было решать не в Берлине, а в Лондоне. Через неделю, 4 ноября 1918 года в Германии началась революция. Восстали моряки в Киле.

Обратим внимание на иные события. 29 сентября, когда английская армия маршировала из Палестины через Голанские высоты на Дамаск, командование армии сообщило кайзеру и канцлеру, что положение армии везде безнадежно. Генерал-квартирмейстер Эрих Людендорф, по-видимому, опасавшийся катастрофы, заявил, что не гарантирует, что фронт удержится ещё хотя бы 24 часа, и потребовал запросить у Антанты немедленного прекращения огня. В реале фронт был прорван только через месяц с лишним после восстания моряков и началом брожения в немецкой армии. А капитуляция Австро-Венгрии произошла 3 ноября.

Это к вопросу о мифе о непобежденном немецком солдате, которому нанесли удар в спину подлые евреи-социалисты. Получается, что евреи-социалисты прежде немецких солдат умудрились победить немецких генералов. Впрочем, кайзер и немецкие генералы оказались побежденными на Восточном фронте ещё в 1917 году, когда сперва медлили с продвижением вглубь российской империи, и в марте 1918 года, когда отказались добить большевиков и взять в свои руки полностью российскую нефть и уральские заводы. А всё начиналось ещё до начала Первой мировой, когда Германия и лично кайзер Вильгельм Второй сочли разумным заигрывания с радикалами эсерами и большевиками, использовавшими терроризм как один из главных методов прихода к власти. Играли с огнем и доигрались.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments