kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

Большевистская значимость и КПК

Конфликт между КПСС и КПК был по сути запланирован самой сутью большевизма - манией величия. Мания величия, мания собственной исключительности нормальна для многих религий, особенно, авраамических. Не менее нормальна мания величия для разных государственных идеологий. Англичане весьма понятны китайцам, поскольку англичане пропитаны манией величия английской государственности и культуры. У китайцев классическая конфуцианская государственность напрямую пропитана манией величия.

Мания величия изначально предполагает определенный индивидуализм как способ ухода от постоянно всплывающего вопроса - кто тут раб, а кто господин? Дежурные фразы о братстве, духовном единстве, наличии неких общих авторитетов не могут вечно предохранять от столкновения маний величия. Конфликтная база была уже в естественном вопросе - кто главнее, Ленин или Маркс? Причем это конфликтная база дополнялась иными вопросами - кто главнее, Ленин, когда он писал вот эту фразу, или Ленин, когда писал и требовал нечто противоположное? Демагогия на тему Маркс - теоретик, Маркс - практик хороша до четкой постановки вопроса о том, что, если Ленин строил социализм не по Марксу, то другие тоже имеют право строить социализм не по Марксу и заодно не по Ленину или по Марксу, но не по Ленину. Ещё хуже ситуация с генсеками - Брежнев как марксист интересен только как обладатель поста генсека, не будь он генсеком, он в принципе не обязан быть в марксизме значимей преподавателя марксизма-ленинизма в кулинарном техникуме.

Разница между основателями и эпигонами в том, что основатели всегда циничнее относятся к идеологии, чем эпигоны. Можно быть ленинцем, но Ленин не был ленинцем и не мог быть ленинцем. Да, сказал одно и требовал поклоняться сказанному, сказал противоположное и снова требовал поклоняться сказанному. А что? Я - Ленин, я имею право менять позицию. Точно также Маркс не был марксистом, Сталин - сталинистом. Когда нам трясут под носом разными положениями, можно сказать - брось, дурашка, самому Марксу это было не интересно, куда было важнее, пришлет ли ему Энгельс очередной чек, чтобы в картишки сыграть, винишка выпить, в бордель сходить. Ну, да, сидел, скучал, письма пописывал, привычкой рассуждать пользовался, старался в письмах или в капитале проивести впечатление. Ему важна была роль лидера. Особенно, под конец жизни, Капитал написан, второй том хуже первого, третий хуже второго, всё сказано, дальше бардак в голове, бессмысленное составление хронологических таблиц. Зато роль лидера важна, важно пристроить дочку за Лафаргом, важно Лафарга поставить повыше. Задача Ленина тоже проста - роль лидера.

Другое дело, лидер обязан был писать или хотя бы ставить подпись под разными статьями, иначе получится, что без него можно прожить чужими статьями и вопрос неуместный регулярно задавать - зачем мне Ленин, если Очередные задачи советской власти правильнее и доходчивее напишет коммунист Н.? Будут ещё задачи, пускай Н. или М. напишут, мы обсудим. Когда коммунист Сталин предложил Мао Цзэдуну академика Тихомирова для написания нескольких томов произведений незабвенных трудов великого теоретика марксизма-ленинизма Мао Цзэдуна, чтобы потом поставить под этим гениальным творчеством подпись, он отлично понимал цену произведений товарища Сталина, Ленина и прочих. Подпись важна, содержание тоже важно, но содержание вполне обыденно, написать могут многие. В конце концов весь марксизм вылез из известного плагиата - Манифест коммунистической партии. Важна не свежесть идей Манифеста, важны подписи - Маркс и Ленин. Это как с Общей теорией относительности, важны не идеи Пуанкаре, важна подпись - Эйнштейн. Брежнев тоже был великим просвещенным, поэтому смело ставил свою подпись под произведениями товарища Чаковского по мотивам рассказов товарища Брежнева - Малая земля, Возрождение, Целина и т.д. По преданию Леонида Ильича Брежнева очень волновало содержание. Он лично слушал произведения и иногда спохватывался - почему не описан такой-то и такой-то моменты? Его успокаивали - вот тут и тут это было описано Вами. Страдающий забывчивостью Леонид Ильич слушал и радостно вздыхал - да, хорошо я написал!

Всё это имеет прямое отношение к конфликту Мао Цзэдуна и Хрущева. Оба были практиками, оба знали, что их предшественники были практиками. Искать в друг друге теоретическую опору нет смысла. Был вопрос амбиций - кто и насколько главнее? Был вопрос оформления амбиций - их можно было оформить только идейно. Когда православная церковь откалывалась от католической, был тоже схожий вопрос - надоело объяснять Риму, что без него вполне можно прожить, но объяснить можно было только на идейном уровне. Всё это не отменяет веру в преимущества социализма, веру, что у Маркса и Ленина были ценные мысли, веру в необходимость сохранить идеологию. В целом получилась обычная схема всех времен и народов - наверху цинизм, вера и идейность для подчиненных. Если конфликт удобнее всего было решить, что товарищ Мао Цзэдун как теоретик выше Хрущева, Сталина и вровне с Лениным по праву сегодня говорить одно, а завтра другое, то он именно так решился.

У нас сейчас пытаются впарить русским и китайцам, будто Сталин, Бухарин, Троцкий были величайшими в мире авторитетами для Мао Цзэдуна. Это попытка продолжить игру в некую авторитетность. На деле она возможна ровно настолько, насколько одна мания величия может возвыситься над другой манией величия. Конечно, китайцев этот вздор раздражает. Профукавшие социализм пытаются учить сумевших извлечь пользу от социализма. Китайцы вежливо слушают, иногда вежливо кивают головами, а гнут свою линию. Иногда очень важно понять чужое пустозвонство, но именно как пустозвонство - болтают вздор, а свои эгоистичные желания и требования имеют.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments