kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Categories:

О драчке в Ливии

Драчка идет, обычная ситуация, кто-то дерется, кто-то стоит в стороне. Драка сама по себе, информационная война сама по себе. Один из многочисленных сыновей Кадафи уже третий раз перешел на сторону повстанцев. Перейдет и в четвертый раз, если сочтут, что вы плохо эту инфу расслышали. Эта инфа в корне противоречит другой инфе, что раскол идет по линии племен и кланов, поскольку режим держался исключительно за счет работы с вождями племен и кланов. Американские и английские ушки в информационной войне торчат. Именно они всегда делали упор на работу с религиозными фанатиками и племенными вохждями. В реальной Ливии понятие общенационального единства существует.

Совсем смешно слышать о применении авиации. Чья бы корова мычала, но только не наша. Основа поддержания верности правительству ещё в СССР включало в себя твердую веру военных, что при попытки госпереворота их будут сходу бомбить авиацией. Летчики твердо знают, что их главная задача в случае военных протестов - бомбежка во имя Путина и Медведева. Кстати, во время Первой чеченской летчики столь успешно бомбили своих и мирное население, что только полный идиот не заподозрит сознательность действий. Если Кадафи и применил авиацию, то исключительно согласно урокам, которые в своё время получил от советских советников.

Полный маразм - рассуждения о черных наемниках. Кадафи может иметь некоторое количество наемников, но население Ливии состоит из племен двух рас - европеоиды и негроиды. Негры составляют порядка сорока процентов населения, они тоже мусульмане, кочуют, живут в городах и т.д. Естественно, они служат в армии. Тыкать в каждого негра пальцем и считать его иностранным наемником смешно и нелепо. Есть раскол между белыми и неграми. Белые считают себя более умными, занимают больше должностей, хотя всё относительно. Дети играют вместе, конфликтов как в США между двумя расами в Ливии не было.

В Ливии 6 миллионов жителей, то есть меньше, чем в Москве. Когда Кадафи пришел к власти, их было порядка 2 миллионов. На бытовом уровне это означает, что люди очень хорошо друг друга знают. Кто-то доволен Кадафи, кто-то недоволен. Недовольство имеет определенную материальную основу. Политика конфронтации с Западом и попытки создать некое большое государство провалились. Провалились попытки объединения с Египтом и Тунисом. В Чаде Кадафи был разгромлен. Надежды на некую общеарабскую солидарность давно рухнули.

Нынешний кризис вызван материальными причинами. Пресловутое большое строительство Кадафи основано на массовом привлечении иностранной рабочей силы. Вопрос прост - кому нужно такое преобладание государственных мечтаний и целей над личными? Саудовская Аравия в своё время вложила гигантские средства в строительство разных объектов. Правящая династия стала владельцами гигантской недвижимости в виде аэропортов, причалов и прочей инфраструктуры. Это тоже самое, что мы видим в России. Доходы от нефти используют единицы. Нанимают таджиков, строят небоскребы, там живут приезжие, а деньги идут мимо местных. Можно было нанять местных, но дорого. Все понимают, что понятие дорого очень лукаво - деньги-то от нефти, то есть общие. Не нанимая своих, у своих отнимают их долю богатств. Отсюда отношение к различным благам, которыми пользуется местное население. Все понимают, что от них откупаются. Иначе кучка богачей останется один на один с приезжими рабочими, которые мигом устроят забастовки и потребуют поднять зарплату. Понятно, что один шейх может иметь хоть сто автоматов, но с десятью тысячами безоружных приезжих он не справится.

Надо понять разницу между Россией и остальным миром. В остальном мире шустро соображают, кому и за что надо платить. Скажем, я шагаю по Москве и вижу таджиков, я шагаю по селу и вижу таджиков. Мне должны платить за то, что я могу сделать шаг в сторону, и владелец окажется один на один с рабочими? Там это быстро понимают. Например, где-то год назад в Кувейте была история. Египтянин огробил магазинчик приезжего тайца (житель Таиланда). Грабеж был заснят на видеокамеру. Но 4 тысячи египтян устроили чуть ли не погром протеста, мол, нельзя братьев-мусульман сажать в тюрьму. В ответ им пригрозили поголовной высылкой. Такие возможности заранее предполагают, что местным за лояльность надо платить. Египтян наняли на их нефтяные деньги, таиландец разбогател на их нефтяные деньги.

Кстати, у нас не все такие идиоты. Например, нынешний конфликт в Кабарде тоже прост. Имеет население право на долю доходов от курортных ресурсов и сколько? Сколько должны иметь балкарцы и сколько кабардинцы? И мы, русские, тоже можем поставить вопрос, сколько мы должны иметь за то, что терпим Кавказ в составе России. Вот эти все вопросы лежат в основе ливийского кризиса и кризиса в странах Персидского Залива. Недаром шумят в разных эмиратах, а опаснее всего положение в Саудовской Аравии.

Посмотрим на Ливию тщательнее. Страна официально экспортирует больше, чем в два раза, чем официально ввозит. Где разница? Ясно, что присваивает верхушка и складывает в некие банки, покупает за границей недвижимость. Из оставшихся средств повышенная доля пирога достается армии. Крупный кусок идет на проекты, доходы от которых отнюдь не обязательно попадут в руки местному населению, а пока эти доходы платятся иностранным фирмам за разные строительные контракты. Например, на строительство железной дороги до месторождений, где будут за гроши или хорошие деньги работать приезжие. А местным это нужно? Или, если и нужно, то не в такой спешке.

Мир живет иначе. В мире принято считать чужие деньги, а не только хавчик от правительства. Мол, с голода не дохнешь, уже счастье, можно закрыть глаза и не видеть, как сосед  дохнет. Ливийцы просто недовольны, что от общего пирога доля многих весьма мала. Дают 700 баксов в месяц и считают, что по гроб жизни должен испытывать чувство благодарности. А кто-то рядом имеет 5-10 тысяч баксов в месяц. Кто-то имеет миллионы. Именно это недовольство сейчас пытаются использовать Америка и Европа. Чтобы что-то понять в этом мире, надо сперва научиться считать деньги и рабочие места.

Надо иметь понятие рабочего места. Например, Филя Киркоров - одно рабочее место, обеспечивающее доход в энное количество лимонов в год, право бить ногами работницу телевидения и потом лечить нервы в израильской клиники в качестве жертвы нервных нагрузок. Владимир Путин - рабочее место с очень большими доходами. Абрамович - рабочее место для любителей вращаться среди лондонских аристократов, кататься на яхтах ненормальных рамеров и давать указания игрокам футбольной команды. Это всё рабочие места в стране, где уровень безработицы очень велик, а социальные пособия отсутствуют или мизерны. Я это к тому говорю, что ничего не делать и занимать рабочее место невозможно. Занятие одних рабочих мест дает одни доходы, занятие других рабочих мест дает иные доходы.

Арабы - люди шустрые. Вот за эту шустрость и способность просечь фишку им правительства отстегивают. Но всё равно там режимы достаточно неустойчивы. С Ливией понятно. Неважно, удержится ли Кадафи у власти или нет, делиться придется. Могут и свергнуть. Массированные рассуждения западной пропаганды о необходимости ввести войска и свергнуть Кадафи вроде свидетельствуют, что шансы у него пока есть. Однако, вовремя делиться доходами, когда началась заваруха, безумно сложно. Поэтому Кадафи может элементарно слететь с места за то, что он в пылу кризиса поделился с одними, а решил сэкономить на других или сделал так, что от него предложения о мире уже принять противно. Посмотрим. Не наша страна, не наши игры. И не наши деньги. Вот это самое главное.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments