kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Кожинов о Галковском

http://dtzkyyy.livejournal.com/96051.html По сноске предисловие Кожинова. Всего лишь немного цитат:

И для самых что ни на есть разных по своим убеждениям и симпатиям людей многое, даже слишком многое, в сочинении Дмитрия ГАЛКОВСКОГО окажется (это, полагаю, несомненно) неприемлемым или даже просто возмущающим душу.

Что сказать по этому поводу? Во-первых, не скрою, и сам я не могу принять очень многих суждений, да и целых смысловых пластов в сочинении Дмитрия ГАЛКОВСКОГО. Более того, я питаю надежду, что через какое-то время он пересмотрит, вернее, преодолеет те или иные представления, выразившиеся в этом сочинении, которое создавалось им в возрасте от 25 до 28 лет.


Это называется отбояриться. Не важно, что подумает сам читатель, главное, когда подумает и рот раскроет, ему можно указать на несогласие Кожанова с целом рядом суждений и смысловых пластов. Тем более, автор по Кожинову ещё молод для зрелого философа (25-28 лет). А дальше совсем умилительно. Черным я сознательно выделил части в цитате.

Но если внимательнее и спокойнее вглядеться в сочинение Дмитрия ГАЛКОВСКОГО, выснится, во-первых, что в "Бесконечном тупике", воплотилась, говоря попросту, не "критика" России, а "самокритика", "самоосуждение", - в конце концов то, что называется покаянием.Те, кого с полным правом следует определить как "русофобов", нападают на все русское с некоей "стороны" - главным образом с позициибеззастенчиво идеализируемого ими "цивилизованного общества" Запада; они судят "русскость" как "объект", от которого они решительно отделились (или же вообще никогда к нему не принадлежали).

Между тем автор "Бесконечного тупика" судит не кого-то другого, но прежде всего самого себя, - что достаточно открыто выступает на многих страницах его сочинения. Он ничем и ни в чем не отделяет себя от своего народа. А "народ наш, - как говорил еще ДОСТОЕВСКИЙ, - перед целым светом готов толковать о своих язвах, беспощадно бичевать самого себя; иногда даже он несправедлив к самому себе, во имя негодующей любви к правде, истине... Сила осуждения прежде всего - сила: она указывает на то, что в обществе есть еще силы".

Итак, перед нами покаяние господина Галковского. Кто знал или знает господина Галковского, тот при слове ПОКАЯНИЕ засмеётся или удивленно пожмет плечами. Ещё более любопытен способ покаяния - Галковский не отделяет себя от народа, поэтому, говоря неприятное о народе, не столько критикует народ, сколько себя лично. Интересный метод. Тем более со ссылкой на Достоевского, оправдывающей идею самобичевания перед всем светом. Кожинов ищет в Галковском положительное и находит в трактовке Октября.

"Октябрь - что это? Полный крах, или есть в последующих событиях какой-то смысл, пусть темный, но смысл? Может быть, есть. Может быть, хотели из России сделать процветающую Францию с отличным пищеварением и давно выжранным червями мозгом. Потеряли и мозг и тело разрушили язвы, но остался человек, пускай кости и череп человека, но человека, а не полусущества-полумеханизма...

И кто-то, я знаю, плачет, любит... А во Франции не могут даже задаться подобным вопросом. Некому. И может быть, это страшнее. Самый страшный недуг - дебил со счастливой улыбкой и прозрачными глазами. Франция развитое общество. И оно живет своей сложной жизнью - там есть идея. Чужая. И живут французы для чужого. Мудрого, может, даже гуманного и рачительного хозяина, но... чужого. А русские не захотели. С кровью, с мясом выдрали, потеряли все, почти все, разрушили и уничтожили национальные святыни, но сохранили большее. Россия еще поднимется... Как бы то ни было, сейчас ясно одно: Россия единственная страна мира, где господство над историей не удалось, по крайней мере - "не завершилось"...


Читая слова Галковского, я невольно жму плечами. Разве после Октябрьского переворота стали жить по своей идее, а не по Марксу с Лениным? И, выдрав из России марксизм-ленинизм, сейчас в России народу устроили жизнь по русской идее, а не по идеям либерастии и толерантности? Здесь я не согласен ни с суждениями, ни со смысловыми пластами обоих, как Кожинова, так и Галковского.

Впрочем, куда интереснее время написания предисловия и публикаций отрывков из Бесконечного Тупика. Это июнь 1990 года. Для опытного наблюдателя уже было ясно, что Горбачев ведет дело к развалу СССР. Точно так же было ясно, что фильм Абуладзе Покаяние был элементарной идеологической диверсией. Непристало потомкам жертв Красного колеса каяться наравне с потомками чекистов и большевиков. Грузинам было з а что каяться - за этнические чистки в Грузии, за процветание, когда другие народы с голода вымирали, за блатное продвижение по службе, даже за сверхдоходы от мандарин стоило покаяться. Ведь дефицит на фрукты и чай поддерживался искусственно. Советское правительство сознательно недозакупало апельсины даже у друзей вроде алжирцев или чай у индийцев.

Наш Современник обязан был в обстановкt надвигающихся перемен гасить пропаганду, направленную на подавление способности народа к активности и собственному выбору. Прежде всего, тягу к самобичеванию и покаянию, долготерпению и способности смириться с собственной нищетой под соусом пропаганды терпите, так надо, время требует сперва накормить других, а вам вперед очереди нельзя, ну, ни-ни.

На закладку немножечко абстрактного. Кроме этих моментов, которые я указал, есть ещё проблема Башни из Слоновй кости. Рафинированная духовность ведет к чисто соревновательным играм. Это соревновательность в построении интеллектуальных конструкций. В своё время её отлично высмеял Гессе в романе Игра в бисер. Бахтин построил свою конструкцию вокруг праздников. Малявин построил свою конструкцию вокруг Конфуция. Розанов построил свою конструкцию вокруг философии и России. Галковский построил свою конструкцию вокруг Розанова. Надо похлопать, оценить красоту ума, слога, переходов от одной темы к другой, смешению разных понятий и так далее. А дальше что? Дальше надо признать, что автор умен, начитан и ничего больше. Нет, конечно, можно раздербанить произведение на цитаты, чтобы, размахивая чужой книгой, доказать нечто своё. Но книга будет доказывать совсем иное. Читатель поставит вопрос - что, собственно говоря, автор добивается подобным цитированием? Он хочет своё доказать или насильно втащить автора в современность? Забвение вокруг Розанова естественно. Потащишь его в современность, а он пересилит и сам утащит тебя в прошлое. Сейчас таким прошлым уже стал Кожинов. Потащишь его в современность, окажешься в прошлом. Он одной цитатой из Достоевского про пользу самобичевания напоказ перед всеми народами пересилит и утянет в тупик 80-ых годов.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments