kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Эпоха большой нелюбви (по Макаревичу)

Малышев проснулся от кошмара. Ему приснилось, что он стал экстрасенсом. В принципе, каждый имеет право стать экстрасенсом или объявить себя экстрасенсом. Последнее даже удобнее и доходнее. А во сне каждый может мнить себя хоть Наполеоном, хоть Путиным. Причину кошмара Малышев никак не мог уловить. Он потянулся и посмотрел в окно. Прекрасное воскресенье, прекрасная погода. Ванька сел на кровать, почесал затылок и подумал, что ничего необычного вокруг нет. Бывает, присниться этакое... Весь в задумчивости, Малышев пошел бриться, взглянул в зеркало и вздрогнул - лицо прежнее, а чувство, будто он стал экстрасенсом вернулось с прежней силой. Малышев чуть не выронил безопасную бритву от растерянности. Ему показалось, будто в своих глазах он увидел нечто незримое, лезущее прямо в его душу. Как такое могло случиться, что он сам собственными глазами полез себе в душу и увидел нечто незримое, Малышев не понял. - Ладно, чего стоишь? Брейся, дурак, всё равно ничего не скажу, - услышал Ванька внутренний голос и послушно стал бриться. Снова успокоился Малышев только за завтраком.

После завтрака предстояла прогулка, естественно, по магазинам. Полагалось закупиться на рабочую неделю. Прямо у подъезда Малышев почти столкнулся девушкой лет.  В глазах её Малышев увидел дискотеку, самодовольные лица парней, пиво и ещё что-то, подозрительно смахивающее на порнуху. - Как она что-то видит вокруг? Похожее, она ничего не видит! - почему-то подумал Малышев и на всякий случай сделал шаг в сторону, пропуская её мимо себя. Дальше начался полный кошмар. В глазах встречного мужчины Малышев увидел целый конфликт с какой-то женщиной, не закрывшей ему наряд на ремонтные работы, якобы, просто из вредности, мол, и так много заработал в этом месяце. Далее последовала сцена выяснения отношений с домашними. У следующего мужчины в глазах Ванька увидел небольшой кухонный столик и чуть не сблевал. Путинка с Очаковским вызвала невольные спазмы в желудке. И снова возникло ощущение, будто встречные не видят друг друга из-за всяких картинок в глазах и расходятся мимо случайно. Вот, сейчас им повезло, а в следующий раз не повезет. С особым страхом Малышев переходил дорогу к Седьмому континенту. Он и раньше опасался шальных автомобилистов. А теперь выждал особо большого просвета между машинами и судорожно перебежал дорогу, пытаясь случайно не увидеть глаза водителей.

В магазине было особенно тяжело. Продавщица его не видела. В её глазах был грязный кишлак и обозленность на родных, которым она высылала деньги и ещё какая-та азиатская морда, видимо, любовник. Любовник был нищий, жадный и не хотел тратиться на съём отдельной квартиры. И квартиру, и продавщицу он хотел иметь только напополам с братом. Каждый человек ничего не видел, кроме того, что видел у них в глазах Малышев. Продукты покупатели брали чисто машинально, правда, кое-кто иногда замечал товары на полках, но Малышев быстро сообразил, что это вызвано чувством голода. Полюбовавшись на очередной кишлак и очередного любовника в глазах кассирши, Малышев поплелся домой. Войдя в ванную, он снова посмотрел на зеркало, пытаясь вычитать, когда он перестанет быть экстрасенсом и услышал прежний голос - дурак, все-равно не скажу. 

Тоскующий Малышев включил телевизор. В телевизоре возникло лицо Макаревича, он раскланивался аплодирующей публике и не замечал её. Потом оркестрик заиграл и Макаревич бодро запел: "Не надо прогибаться под изменчивый мир, однажды мир прогнется под нас..." В глазах у Макаревича Малышев увидел отличные интерьеры квартиры, пляжи, плавание с аквалангом, кредитку Мастер кард, выяснение отношений с продюссером, молоденьких, грудастых девиц и массу полезных связей. В какой-то момент Малышев увидел Медведева, ео протянутую руку и физически ощутил, как подобострастно и инстинктивно согнулась шея Макаревича. Малышев выключил телевизор, вспомнил, что завтра ему идти на работу и смотреть в глаза сослуживцам и начальству. От ужаса Малышеву захотелось взять больничный, но тот же внутренний голос сказал - и не пытайся, ты слишком здоров. - Да, здоров, - невольно ответил Малышев и понял, что начал заговариваться. 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments