kosarex (kosarex) wrote,
kosarex
kosarex

Category:

Авербуху запретили провести митинг по делу Макарова

http://rusanalit.livejournal.com/1275557.html
Тут-то Максим Авербух сам узнал, насколько легко и демократично в нашей стране проводить митинги в защиту детей. Думаю, что митинги в защиту кошечек и собачек тоже могут встретить решительные возражения. Никакие ссылки типа я журналист, либерал, работаю в порядочной газете, мой политический облико морале на высоте и прочие навороты не помогают. Наша власть как сфинкс - не знаешь на какой козе подъехать. А дело запахло жареным. Достаточно процитировать председателя Мосгорсуда Ольгу Егорову:

«Поскольку ребенок остался без защиты - отец осужден и находится в местах лишения свободы, а мать отстранилась от нее, приняв полностью сторону мужа, я сделала предложение Павлу Астахову ознакомиться с материалами этого дела и дать свое заключение».

Тут, что не слово, то перл. Во первых, власть с 1917 года воспитывала женщин, мол, разводитесь, бабоньки, государство лучше мужа, мы обеспечим защиту счастливого материнства и детства. Если хотите посадить мужа, пишите нам немедленно, мы всегда поможем. Теперь, оказывается, ребенок без мужа - существо беззащитное, можно изымать. Я бы также добавил - без друзей мужа, без денег на адвоката, без общественного резонанса. Но госпожа Егорова по понятной причине такое не скажет. Ведь тогда станет ясно, что мужчина - существо ценное, а защищать нужно женщину с ребенком не только от преступности на улицах, но и от самого государства. Дальнейшая формулировка тоже красива - мать отстранилась от ребенка, приняв полностью сторону мужа. Что значит - отстранилась? Кормить перестала и воспитывать, белье не стирает, в школу не пускает? Это нечто принципиально новое с точки зрения понимания духа и буквы закона. Несогласие с решением суда подается как прекращение матерью заботы о ребенке. Кстати, неважно, в чем обвиняют Макарова, с такой формулировкой можно изъять ребенка у любой матери, которая несогласна с любым решением суда по делу её мужа и даже бывшего мужа. Дальнейший перл это обращение к Павлу Астахову. Вот ведь какой несчастный Мосгорсуд! Пока не придумали дополнительную статью закона, позволяющую сажать в тюрьму за кассационные жалобы по поводу приговоров суда, приди и вмешайся, добрый дядя Астахов, твой авторитет выше закона. Кстати, господа, жалобу в Европейский суд по правам человека не хотите? В общем, ведется дело именно к этому, кто успеет, тот и молодец, поскольку тогда мы получим, что человека наказывают за жалобу в Европейский суд, а там такие вещи не очень любят.

Есть нормы закона и морали - нельзя наказывать за жалобы на решения суда. Суд имеет право жалобы отклонять, но это иной вопрос. Суд не имеет право ужесточать наказания задним числом. Суд не имеет права наказывать родственников осужденного за недовольство решением суда. Иначе мы получим судебный террор и полный произвол. Наш суд, к сожалению, уже вступил на этот порочный путь при защите людей в мундире. Помню историю во Владивостоке, показанную нашими СМИ. При разгоне митинга, протестовавших против невыплаты зарплаты, милиционер ударил ребенка на руках у матери. Дело запахло для офицера милиции жареным. Реакция была потрясающая - против матери было возбуждено уголовное дело за избиение работника милиции. Причем сделано это было с ведома и прямой помощи начальства данного офицера. Только шум в СМИ заставил данное безобразие прекратить. Однако, офицер остался на работе вместе со своим начальством. То есть, оказывается можно наказывать мать избитого ребенка уголовным преследованием за "гнусный" поступок журналиста и оператора - сняли на видео реально происходившее событие. Теперь он полицейский и повышен в звании. А был ли факт уголовного преследования? Да, был, дальнейший отказ от уголовного преследования ещё не означает, что его не было, раз дело было заведено. Раз офицера не наказали, а начальство с позором не выгнали с работы, значит, можно преследовать человека за то, что избиение его работниками полиции было снято на пленку посторонними лицами. При такой логике, если работники полиции превысили свои полномочия и убили вас, вас ещё можно считать невиновным, если же убийство было снято на видео корреспондентом, то ваш труп надо тащить в суд, судить и приговорить к энному числу лет лишения свободы.

Госпоже Егоровой, видимо, такой логики мало. Я даже удивляюсь, почему она не требует удлинить срок заключения Макарову за то, что госпожа Лейла Соколова склонна к садомазо и даже превратили свою любовь к садомазо в источник заработка. Это, как я подозреваю, не основание для суда лишать таких как Соколова материнских прав, иначе ей бы просто не доверили бы работу с детьми. Нет, Макарова госпожа Егорова по непонятно причине пока щадит и не требует превратить 13 лет тюрьмы в 20. Но по логике Макаровой за выявление огрехов суда нашей общественностью можно уже сажать или отбирать детей у родственников лиц, подвергшихся уголовному преследованию. Вот тут наша общественность ставится перед прямым выбором - если вы будете возмущаться тем, что считаете несправедливым, то вы сделаете только хуже, усугубите наказание по закону. Только по закону ли? Могли ли даже в Средневековье отрубить родственнику голову, если толпа во время четвертования преступника недостаточно активно кричала браво, а кто-то осмеливался роптать? В те темные времена творилось много дел, однако, к торжеству закона подобную практику никто не относил.

Давайте назовем случившееся просто - это судебный шантаж общественности, а не только посягательство на права матери и ребенка. Это введение некой коллективной ответственности во имя всеобщего одобрям-с. Будете возмущаться - будет хуже. В ответ на это может быть только одна реакция - введение коллективной ответственности для всей системы управления. В подобном безобразии виноват не только Мосгорсуд, но и Верховный суд, Прокуратура, Конституционный суд, а также лица, которых общественность подозревает в возможности прекратить подобные безобразия. Это президент, омбудсмен Астахов, совет министров и наши прекрасные олигархи вкупе, короче, все те, кто теоретически мог бы хоть словом посоветовать нашим судам быть внимательнее к народу, но как-то последствий их весомого слова мы не видим. Это логично с точки зрения любого утопающего - для него каждая соломинка, отвернувшаяся в сторону, уже сомнительная соломинка. Нам же перекрывают возможность решения простейших вопросов на поле закона. За последнее время ВСЕ общественные волнения связаны с бездействием Закона или его нарушениями. Манежка тоже вызвана именно нарушениями Закона - следователь отпускает убийц. ВСЕ крупные катастрофы вроде Распадской это нарушения Закона. Превышение норм запыленности это должностное преступление, эксплуатация Саяно-Шушенской ГЭС в неправильном режиме это тоже должностное преступление. Осмелюсь предположить, что, хотя мы не имеем из-за работы Лейлы Соколовой и центра Озон такого количества смертей, как при взрыве шахты, но и здесь дело пахнет должностным преступлением. Мы "всего лишь" имеем сомнения в справедливости судов и разбитые людские судьбы.

Самое дурное в этой истории это стремление сверху придать частному делу некую политическую окраску. Мол, поддаться общественному давлению нельзя, поскольку это политика. Именно этим нас часто запугивают СМИ, да и по инсайдерской информации такие разговоры в управленческих кругах стали нормой. Народ возмущается, значит, это уже политика, уступать нельзя, надо давить. Такая логика изначально порочно, поскольку политика ставится над Законом и вне поля Закона. Кто-то снял на видео удар милицейского кулака в лицо трехлетней девочки - ах, это уже политика, осудим мать. Кто-то обратил внимание на противоречия и кое-какие несостыковки в деле Макарова - ах, это уже политика, надо изъять ребенка. Если политика ставится над Законом и вне поля Закона, то политика прекращается. Неважно, идет ли речь о президенте или работниках центра Озон. Заодно у обывателя возникает иное отношение к логике запугивания. Логика обывателя проста - ах, я буду добрым и законопослушным, за это меня не тронут. Когда в ответ обыватель получает знак, что у нас всё политика, обыватель политизируется. Очень жаль, что наша прокуратура не обращает внимание на подобную взаимозависимость. Дел-то всего нечего - наказать за шантаж уголовным преследованием, точнее, угрозу изъять ребенка у матери, и настоять на объективном расследовании всех сомнительных обстоятельств дела.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments