Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

сова

Не удивлен российской блокадой Новороссии

http://tor85.livejournal.com/3005686.html
Я уже писал, что современная мысль управления недалеко ушла от китайской времен Конфуция - сдавать и уничтожать союзников и друзей ещё до победы, когда у них сохраняются иллюзии, будто их не ударят в спину, поскольку они пока нужны. Вот на этом США ловят Кремль, причем раз за разом одерживают мелкие, но победы. В итоге количество постепенно переходит в качество. Всем понятно, что вечно поддерживать дух борьбы и надежды невозможно. В итоге обрушение происходит не тогда, когда выгодно, а когда развал доходит до критической черты. Само понятие логики рационального предательства уже содержит в себе противоречия. Предательство это показатель слабости и неспособности удержать взятые позиции. Поскольку оно иррационально с точки зрения предаваемого, то и протесты могут быть иррациональными, например, а мы вас в ответ предадим даже себе в ущерб, поскольку иначе мы ничего сделать не сможем. После этого развал становится неконтролируемым, то есть происходит в невыгодных для предателей обстоятельствах.
сова

Спросили о фалунгун


Я не специалист по фалунгун, но в конце фильма увидите демонстрацию протеста - фалунгун превратился в мощную силу. http://www.youtube.com/watch?v=LAsI6xDBPGY Вдобавок, идеалистическая философия противоречила материализму КПК. Могу привести ещё одну причину. Запад заступался за христиан, за фалунгун не было серьезной внешней силы. Совсем как с диссидентством в СССР - выживали и даже неплохо жили нужные Западу, остальных легко сажали в тюрьмы и психушки.
сова

Конфуций и христианство

Мне прислали -
Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья.
Не будь побежден злом, но побеждай зло добром.
(Римлянам, 12,20-21)

Я ответил -
Конечно, можно кормить врагов халявными печеньками и наливать врагам халявную водку. Вопрос в том, что иногда на это просто нет денег, иногда деньги есть, но возникает вопрос экономической целесообразности.

В целом мысль интересная - накорми врагов, оставь друзей голодными, посмотри, что получится.

Теперь мой комментарий в целом. Да, вся логика поведения православной власти сводится к идее - накорми врагов, продолжай кормить, пока друзья голодают, потом удивись результату. Прибывали в состоянии удивления при немцах, пребываем в состоянии удивления при евреях, и далее хотим пребывать в состоянии удивления. У Конфуция есть вполне четкий диалог. Спросили - надо ли платить добром за зло? Учитель ответил - а чем тогда платить за добро? За добро надо платить добром!

Я уже говорил в видеозаписи, что реальные сроки создания Луньюя падают на время после Конфуция. Выскажусь сейчас еще жестче. Я считаю, что большинство диалогов Конфуция были сочинены лет через двести после его смерти. Потом еще несколько столетий редактировали и дописывали. Реальные записи с реальными словами и планами Конфуция частично использовали для создания Луньюя, а в большинстве своем уничтожили. Прежде всего уничтожили рассуждения в стиле - если в такой день зарезать барана, то будет урожай, если в этакий день зарезать барана, будет неурожай, поднося жидкую кашу на жертвенник, говорим это, поднося крутую кашу, говорим то. Вполне возможно, что фраза отражала полемику с рядом даосов, буддистов и даже иудеев и ранних христиан. Фраза очень четкая - платя добром за зло, мы поощряем зло и обижаем приносящих добро. 
сова

О русском мате

В принципе, все выражения типа пошел нах или пошел в сводятся к простой идее - достал(а) ты меня, пойди потрахайся и успокойся. Искать в этом что-то слишком сакральное не стоит. Другое дело это фаллические и вагинальные символы как объяснение неких космических процессов, приводящих к рождению вселенной и т.д. Но это не мат-перемат. Впрочем, и разбор слова бл-дь приводит нас к схожему - не просто сексуально активная женщина, а женщина, которая заодно всем нервы дергает. Если посмотреть на употребление матерных выражений, то тоже видим исходное - состояние нервозности, потрясения и прочее. Ну, бл-дь, - скажет монтер Сидоров, стукнув себе по пальцу молотком. Его реакция адекватна, а фантазии городить не стоит. Сакральное это своеобразная философия в смеси с мистикой. Мат это нервозность. 
сова

Про Конфуция

Часть 1 http://youtu.be/F6ZuKOLTtss
http://youtu.be/F6ZuKOLTtss

Часть 2 http://youtu.be/bSc3MgLejYQ


Часть 3 http://youtu.be/TlZ4qFm8IDc

В сущности это история человека, который мечтал управлять всем Китаем при жизни, а стал управлять через многие сотни лет после смерти, причем не совсем так, как планировал.
сова

В воскресенье начитал своё мнение про Конфуция

Тема, если брать детали, необъятная. Надеюсь, друзья выложат мою запись в ближайшее время. Есть ещё планы продолжить разговор по Конфуция и Лаоцзы.

Сегодня забанил ещё пачку троллей. Да, есть у меня точка зрения, но есть у меня также понимание, что в принципе войнушка в Интернете особого смысла не имеет. Ключевые игроки подчиняются приказам, деньгам, компромату и личным карьерным соображениям.

Насколько я понимаю, квартиры за границей приобрели уже многие. Если вы думаете, что их интересуют дискуссии в Интернете, то вы ошибаетесь. Что касается межнациональных столкновений, то они будут независимо от событий на Украине. Слишком много денег в их подготовку вложено.

З.Ы. Теоретически, если бы Европа не хотела бы конфликта, она могла бы арестовать счета кой-кого за границей, яхту Абрамовича и т.д. А если за конфликт? Тогда логично подождать с яхтой Абрамовича, да и ту арестовывать после увода денег в якобы недосягаемом направлении.
сова

Продолжу о китайской философии

Можно сравнивать китайскую философию с европейской, чтобы не питать иллюзий насчет её значимости в мире. Но можно и нужно учитывать нечто иное. Философия это только часть культуры. Поэтому значимость культуры меняется в зависимости от роли страны в мире, а философия в зависимости от совокупной мощи культуры в стране.

С первым понятно. Соловьев или Бердяев интересны тем, что представляют страну, ставшую сверхдержавой и покорившей космос, они же не интересны, поскольку потом страна всё профукала или, наоборот, интересны для понимания того, что страна всё профукала. Китайская философия интересна тем, что представляет огромную страну с огромным населением. Важность китайской философии для мира растет прямо пропорционально с ростом ВВП КНР, объемом внешней торговли, военной мощи и прочими элементами, включая популярность боевиков с Джеки Чаном. Древнегреческая философия важна, поскольку это часть философской культуры стран, превративших потом почти весь мир в свою колонию, устроивших две Мировые войны, промышленный бум и жуткое загрязнение окружающей среды.

Теоретически мы можем предположить, что некая бутанская философия или философия негров Бурунди ничуть не менее ценна, более того, по закону толерастии мы обязаны именно так рассуждать, но как-то это всё несопоставимо. Тем более, еврейская философия или религия без отрыва от количества бабла в карманах еврейских олигархов в принципе оценена быть не может. Никуда мы от этого не уйдем. Что было бы с Голивудом, если бы мы не оценивали бы количество автомобилей в США, частных домов и прочие факторы? Спекся бы Голивуд. А как засияла японская культура по мере роста её автопрома! Впрочем, ещё во Вторую мировую она засияла успехами японской военщины. Мир больше интересовался японской культурой чем китайской только из-за роли Японии в мире. Таков человек - он практичен по сути.

Если же мы посмотрим на китайскую философию с точки зрения как части культуры страны, то значимость её сильно возрастет. Китай имеет богатые традиции в области литературы и поэзии. Китай имеет богатые традиции декоративного искусства - живопись, фарфоровые изделия. Китайская кулинария весьма популярна в мире. Китайская история полна занимательных сюжетов, письменных источников много, есть интересная архитектура. Философия эта часть китайского культурного наследия. Наконец, китайская мистика, разные виды дыхательной гимнастики, медицина с загадочным иглоукалыванием, ушу - всё это связано с философией и далее с отношением к миру. Китайская философия вместе с китайским отношением к религии смогла защитить традиции иглоукалывания и дыхательной гимнастики. В Европе традиции гомеопатии, пришедшей от язычества, не были защищены. Гомеопатия выродилась в наше время в халтуру. Русская культура не смогла противопоставить должной силы против натиска православия. В итоге не защищены и оказались уничтоженными музыкальные традиции, сами музыкальные инструменты, не развилась философия, погибла в кострах православного мракобесия светская литература. Если так посмотреть на китайскую философию, то она действительно интересна и обладает огромной значимостью.

Подобная оценка противоположна предшествующей - каковы экономические успехи страны, какая её роль в мире, каков объем ВВП. Главное, что культурные традиции оказались сохранены и они имеют ценность. Достаточно вспомнить, что Витязя в тигровой шкуре можно до посинения называть гениальной книгой, но читать предпочитают Цзинь пин мэй. Если что-то помогает сохранению культуры, то это важно. Если не помогает или сохраняет только ненужное словоблудие, то это неважно. Китайская философия в классическом варианте это объем с пару тонких книжечек. Это важно. Хотя вся китайская философия с комментариями и дискуссиями это нечто неподъемное. Но это не важно. Мы с интересом читаем Лунь Юй, но только специалист будет с удовольствием читать громоздкие рассуждения Оуян Сю, создателя неоконфуцианства. Мы его как бы не замечаем. А у нас мы замечаем громоздкие труды Института Философии? Не замечаем и правильно делаем, хотя философский факультет МГУ выпустил массу специалистов, охмуряющих наши мозги. Охмуряют они нас интенсивно, просто их мозги и труды нам не интересны. Так и с китайской философией, она важна не комментариями, а культурой китайского народа. Китайские пословицы и поговорки интересны. Китайские философские комментарии интересны тем, что помогли сохранить культуру, то есть пронести те же пословицы и поговорки сквозь века.

Из моих постов по китайской философии и её оценки вытекает не столько оценка её, сколько проблематика, на что стоит обратить внимание, чтобы при конкретной оценке не занесло куда-то в сторону. Потому что, если просто оценивать китайскую философию, то тут всё ясно - вторая в мире после европейской.
сова

О способах оценки китайской философии

У нас нет иного способа понять себя, кроме как сравнения себя с другими. Всякое самокопание не имеет смысла, если оно не помогает сравнению себя с иными людьми, обществами, знаниями. В этом смысле призыв к самокопанию сплошь и рядом является ловушкой - чем глубже копаешь, тем важнее сравнение, иначе самокопание вырождается в бессмысленную трату сил. В идее, что человек существо общественное, скрыт очень большой смысл. Без сравнения нет полноценного диалога, вы просто не понимаете, с кем говорите. Без сравнения нет превращения человека в человека. Недаром реальные Маугли без должных объектов для сравнения вырастают в звериной семье дебилами. Недаром слово деревенщина давно стало нарицательным - человек вырос без должного разнообразия объектов и субъектов для сравнения и понимания, он может быть хорошим или плохим, но ему нужен новый опыт.

Отсюда вытекает много простых истин - нельзя просто считать деньги у себя в кармане, надо научиться считать деньги у соседей в кармане. Нельзя просто восхищаться спортсменом или интеллектуалом, надо сравнить его с другими. Нельзя просто хвалить или хаять родину и правительство, надо сравнивать страны и способы их управления, народы и т.д. Точно также мы не можем понять китайскую философию без сравнения с философиями иных стран и народов. Причем специалист обязан понимать такие вещи по умолчанию. Простой читатель должен иметь возможность получить соответствующее сравнение или сравнить сам.

Вот тут мы оказываемся в области традиционных запретов, а искушение очень сладкое и полезное, как запретное чтение стихов. Берем один стих "негра" Пушкина и читаем, затем стих Бродского и читаем, снова Пушкина стишок, снова Бродского. Вот тут мы начинаем видеть нечто такое, что ломает наши привычные оценки - гений, умник, неподражаем. Правда, сравнение это работа, а от работы бывает тягостно и противно. Тем не менее, в какой-то момент начинаешь понимать, что Бродский не писал как Пушкин не от того, что не хотел, а от того, что не мог. Это Пушкин не писал как Бродский от того, что не хотел. Точно также после Конфуция хорошо почитать Платона, потом Конфуция, потом Аристотеля. Ощущения будут весьма специфическими, но зато мы лучше поймем шок образованных китайцев после знакомства с западной культурой. А, если вам мало, попробуйте чередовать чтения православных мудрецов с западной философией. Сравните отсталых Канта и Гегеля с прогрессивным Бердяевым.

Обычно такие вещи называют ударом ниже пояса. Но ведь вы никого на самом деле не бьете, вы просто сравниваете и лучше понимаете место тех или иных творений в мировой культуре. Давайте признаем, если вы считаете ударом ниже пояса сочетать просмотр работ Врубеля с работами Шилова, вы кому-то подыгрываете и от кого-то находитесь в зависимости. Например, подсознательно боитесь, что творчество Врубеля выглядит слишком блекло на фоне гения Шилова. Сравнение выглядит как издевка? Так признайтесь, что боязнь сравнения это подсознательная боязнь войти в конфликт с той или иной разновидностью Шиловых или Глазуновых. Когда вы не сравниваете Конфуция с Платоном и другими древнегреческими философами, вы только показываете, что вы подсознательно боитесь внутреннего конфликта с китайцами. Когда вы не сравниваете Библию с Кораном или Бхагават Гитой, вы подсознательно боитесь иудеев.

С этой точки зрения китайская философия, безусловно, не столь обильна как западная. Обильны китайские комментарии к китайской философии, но они недаром не стали бестселлерами. В китайской философии важны её самодостаточность и наличие базовых идей, которые необходимы для самодостаточности. Ничуть не менее важно, что западная философия охватывает разные культуры - греческая, древнеримская, немецкая, английская, французская и т.д. Китайская философия конкурировала сама с собой. Даже появление буддизма не смогла серьезно создать философскую конкуренцию. Но всё познается в сравнении. Япония или Вьетнам это не философские страны. Россия под влиянием православия сама себе отказала в приобщении к ряду трудов общеевропейской философии. Древнегреческую философию изучали, древнеримской брезговали. Арабы ничего равного не создали, кроме как записей в справочниках. Много красивых слов о значимости тех или иных философов, а на деле их не читают. Зато Лаоцзы или Конфуция читают. История про сон Чжуанцзы, когда он вообразил себя бабочкой, стала частью мировой культуры. Короче, их читают, а это уже важно.

Однако, скромное место китайской философии на фоне общеевропейской, будет выглядить несколько иначе, если мы к критерию оценки и сравнению с иными философиями, попытаемся рассматривать китайскую философию как часть общей мощи китайской культуры. Вот тут-то роль китайской философии в мировом масштабе значительно возрастет. (окончание следует)
сова

Боги умирают и рождаются

Недаром христианство в своё время пыталось нам навязать сказку, что бог Пан умер. На самом деле сказка отражала реальное состояние дел. Антропогенный пейзаж в Средиземноморье в виде полей и виноградников вытеснил с главного места в сознании человека природный. Да, остались леса с разными зверьми, но они потеряли прежнюю важность и, соответственно, прежнюю сакральность. Недаром мы сейчас в шутку можем праздновать день Нептуна, но не устраиваем шутливые празднества в честь Дианы или Пана. Но боги также рождаются, просто мы часто не обращаем на это внимание. Родился потом бог науки, то есть восприятие науки как духовного явления, имеющего самостоятельную силу. Родился божок просвещения и весьма помог разгулу мракобесия в период Французской революции с гильотиной и культом богини Разума как общедоступной проститутки. Родился божок машинной цивилизации. Недаром 19 век называют веком пара и прогресса. Я уж не говорю про бога капитализма - веру в конкуренцию и индивидуализм. Бог капитализма породил таких богов как марксизм и веру в пролетариат. Мы даже не заметили, как божок машинной цивилизации начал агонизировать от нашего сознания - техника это хорошо, но недостаточно. За каждым божком стоят не только некие заказные литераторы и публицисты. Ещё есть группы людей, которые хотят верить и хотят навязывать нам свою веру.

Если мы возьмем Даодэцзин, то увидим твердую веру, что основой государство и мира является сельское хозяйство. Чукча думал бы иначе, и сказал бы, что основой мира являются олени в тундре и моржи в океане. Теперь нам впаривают, что не моржи и не урожай проса лежат в основе мира. В основе мира лежит кредит вместе с кредитодателем в виде банков и финансового капитала. Зато в основе конфуцианства лежат понятия, что главное это содрать побольше налогов и на этой базе организовать определенные отношения в обществе. Конфуцианский гуманизм прославляет административный ресурс и офрмляет логику управления через гуманность и выправление имен. Всё это называется философией. А философия творит человека или, напротив, не дает человеку состояться.

Недавно Сергей Иванов выдал пенку - Москва ничего не делает. По сути не ново, также говорили и раньше, хотя заводов было больше. Если мы представим, что в основе представлений Иванова лежит философский образ идеального бытия, то возмущение понятно. Классический город времен социализма это скопище заводов. Завод вместе с дирекцией это царь и бог. Чем-либо заняться иным даже сложнее, чем в Российской империи. Ну, есть немного торгашей и парикмахеров. В Москве, как и в Петербурге, иначе. Можно много чем заняться. Даже рабочий при социализме мог выбирать - работать на заводе или на экспериментальном производстве в НИИ, где несколько иная логика управления. Министерства, ведомства, офисы - всё это места трудоустройства, всё это источник иного отношения к миру. Как следствие, мировоззрение даже понаехавших иное. Зачем завод, когда есть места в торговле, а платят там больше? Иное мировоззрение требует иной философии бытия. В конфуцианстве всё просто. Есть госслужба, есть обучение как процесс конкуренции, есть остальной мир с крестьянами, ремесленниками, торгашами и мелкими служками. У социалистического директора свой мир - есть рабы, то есть рабочие и подчиненные в заводоуправлении, есть прослойка кадровых руководителей. Москва бросает вызов Иванову - мы иные, поскольку мы обязаны иначе зарабатывать на жизнь. Это вызов представлениям об обществе, организованным в жесткие трудовые армии. Это вызов провинциальной корпоративности, отрицающей состязательность. Естественно, провинциальные управители это люди с антиэлитарным мышление. Они среди прочего не хотят понять, что боги должны не только рождаться, но и умирать. Это вам не Христос с его обещанием вечной жизни.

Точно также боги китайской и западноевропейской философии неоднократно рождались и умирали. Изначальное конфуцианство умерло вместе с Конфуцием. Оно возродилось в ином виде во время династии Хань. Оно умерло под натиском смутных времен и возродилось в ином обличье под пером Оуян Сю. Даосизм то умирал, то возрождался. Ну и что? Учение Платона умерло и возродилось в неоплатонизме. Умерли боги гностицизма и стоицизма. Философия существует за счет рождения, смерти и возрождения разных богов. Религия не имеет такой платформы для маневра. Она более жестко держится определенных рамок, поскольку она апеллирует к более примитивным областям сознания. А сейчас мы видим агонию бога философии. Философия всё больше сливается с социологией и другими несовсем научными методами объегоривания общества. Например, родился божок фрейдизма и срочно занялся спариванием с богиней психологии. От их секса в интеллектуальных подворотнях родились божки в стиле хиппи, япи, эмо и т.д. В головах у нас каша от Арбатовой Маши. Всё это называется красивым словом - место в истории.

Трагедия российской философии в том, что страна начала дозревать до философии и потребности в философии, когда Бог Философии уже впал в старчество и идти к смерти. Он уже не может даже контролировать и претендовать на главенство над кашей от Арбатовой Маши. Аристотель претендовал на высшее знание, для которого все естественные знания были только подпорками и расходным материалом. Потом философы даже стали брезговать естественными знаниями как важными подпорками. А теперь философия зависит от убогой фразы псевдо ученый нам в помощь "доказали", реальные ученые что-то открыли и заставляют срочно корректировать абсолютные, идеальные, вечные истины. Зато теперь можно посмотреть на философию с определенной долей цинизма. Мы идем к тому, что во имя роста элитарности должны соперничать не философские школы, а школы по изучению развития философии и последствий деятельности философов. Кстати, нечто похожее уже началось с религией в 19-ом веке. Бог по Ницше умер, зато родился Бог осмысления последствий религии.

История это вариант погребального савана, которым настоящее одаривает почившее в бозе прошлое. Раз для понимания религии и философии нужна историческая ретроспектива, значит, пациент скорее мертв, чем жив. И здесь известно высказывание про медведя на рогатине - зверь уже мертв, только пока это не понял.
сова

К постановке вопроса о китайской философии

Мы неправильно понимаем суть философии. Сам по себе поиск абстрактных знаний и абсолютных истин в мире бесплоден с точки зрения задач философии. Абстрактными знаниями и абсолютными истинами занимается наука. Вода кипит при ста градусах, до соседней звезды несколько световых лет пути, Октябрьский переворот произошел 7 ноября 1917 года. Это важно, хотя иногда мешает политикам. Философия же занимается менталитетом людей, коррекцией религий или их отменой, преобразует по мере сил ментальные конструкции в социальные и т.д. Платон это идеологическое обоснование демократии, Аристотель - обоснование просвещенной монархии. Тертулиан - обоснование потребности в тотальной христианизации. Ницше - атеизм и индивидуализм. Гегель - просвещенная монархия прусского образца. Философия это нечто, находящееся между религией и практической социалогией. Так они и взаимодействуют. Религия имеет элементы философии, космогонические представления и элементы практической социологии - диктат поведения и мировоззрения, вплоть до отношения к семье и сексу. А практическая социология тем и знаменита, что отвечает не на вопрос о сути человечества как форме коллективной жизни, мол, всякая жизнь обязана быть коллективной, не может жизнь на планете состоять из одного цветка как в случае с книгой Экзепюри. Далее развитие - коллективность жизни от бактериального уровня до человеческого как условие стабильности и эволюции, кризисов и перемен. Нет, практическая социология отвечает на некие заранее заданные задачи - как регламентировать семью, секс, денежные отношения, эксплуатацию, надувательство населения и т.д. То есть, это чисто религиозные и философские задачи. Задачи, которые имеют заказчика в виде некого коллектива. Все три розочки нашего бытия это не наука. Наука это тернии и объективная информация. Философия, религия, социальная психология - это букетик задач и болезней общества. Конечно, этот букетик пытаются дополнить иными розочками -психология, эзотерика, как промежуточная ступень между психотехниками религии и философии, пропаганда, идейное искусство, идейная литература и т.д. Я лично верю, что Высшая задача Высшего Разума весьма примитивна - если человечество сдохнет, бросить эти розочки человечеству на могилу и украсить красивой лентой с надписью "Доигрались".

Философия, безусловно, имеет задачу коррекции религии. Причем, коррекция эта отнюдь не требует некого спора с религией на словах. Сократ, своими рассуждениями о мире, корректировал мировоззрение греков, которое в то время было весьма религиозно. Обвинение в атеизме здесь равнозначно обвинению в секстантстве. Но ведь и китайская философия часто сознательно делает вид, что не интересуется религией. Доходит до смешного - реальный Конфуций переделывал ритуалы и священные книги, а нам говорят, что Конфуций религией не интересовался. Книга Правителя области Шан занималась вопросами законов. Это легизм, а подрывал ли легизм веру в бога или богов, веру в магический характер власти князя? Напротив, это инструкция по применению имеющихся в обществе представлений религиозного характера. Никаких наездов на религию. Берем веру в магическую силу вертикально построенной власти и всё регулируем с помощью законов.

Проблема России в нежелании понять историческую и современную суть философии в управлении. Религия это психотехника, которая не может быть философией высшего слоя общества. Кто-то должен просто делать, а кто-то обязан понимать, что и зачем делается. Либерастия это тоже философия и социология. В США на этот счет целые талмуды написаны - почему человек обязан быть гедонистом и трусом, почему демократия должна только прикрывать господство корпораций. Здесь как с Даодэцзином - простой народ обязан быть тупым и счастливым от своей ограниченности. Но кто-то же должен с большим умом и степенью образованности порассуждать о пользе ограниченности! Иначе мы не получим необходимую элитарность для существования идеи о пользе ограниченности. Причем, речь идет об истинной элитарности, которая невозможна без состязательности и соответствующего социального лифта. В этом смысле религиозная элита или обязана быть элитарной в смысле знаний и способности к состязательности, или она должна контролироваться иной элитой. С точки зрения философии бытия предельно религиозные сообщества, православные, хасиды, мусульмане и прочие обязаны подчиняться более образованной элите, иначе они уничтожат истинную элитарность общества.

Православие уже тем обуславливает зависимое существование России, что отрицает важность элитарности, ставя на место элитарности понятия святости и иерархии. Всё остальное - порок любомудрия, суета ума. В итоге в загоне остаются наука, как источник объективных знаний, и философия, как источник элитарности при осмыслении задач управления обществом. Убивается необходимая состязательность. Китайская философия это обоснование состязательности. Экзаменационная система - естественное продолжение признания важности состязательности в философии и религии. Но и Запад был вынужден прийти к важности состязательности. Состязательность в рамках религиозных университетов, состязательность между корпорациями, состязательность на экзаменах при приеме на государственную службу. Лозунг - пусть процветают сто цветов, пусть соперничают сто школ - по сути является прежде всего призывом не к свободе мысли, а к свободе мысли как необходимому условию создания элит.

То, что у нас творится, антиэлитарно по сути. Тот же Кургинян антиэлитарен, поскольку его апелляция к адмиресурсу антиэлитарна. Он хочет "творить" элиту сверху, а не через состязательность, способную поставить под сомнение ум Кургиняна и видеть в нем обычный типаж хитрого царедворца. Но столь же антиэлитарен Институт Философии РАН, поскольку он занимается "чистым" знанием, а чистое знание это не предмет философии, это обманка, которую элита спускает сверху простонародью. Ведь суть гегелевской философии не в истинном знании, а в обсновании совершенства Прусской монархии. Суть марксизма это переворот всего с ног на голову, то есть интеллектуальная диверсия против Прусской монархии. В итоге мы имеем борьбу за создание и преобразование элит. Другое дело, что марксисты, как и всякие диверсанты, обязаны были кончить борьбу комиссарами с маузерами, то есть отвергнуть состязательность. Но ведь они в итоге стали псевдо элитой, неспособной понять окружающий мир. Точно также конфуцианцы, завладев админресурсом в Китае, выродились в начетчиков, допускающих состязательность только в своей среде. Конечно, это более высокая степень развития в сравнении с марксизмом, но всё-таки это начетничество.

В России не было "нормальной" философии. Бердяев, Розанов, Ильин, Флоренский, Мень это спасители православия. Они, подобно Толстому и Достоевскому, обращались не к элите и не к простонародью как источнику элиты. Они обращались к потерявшим веру или стихийным атеистам. Ну, не можешь верить в поповские бредни, тогда поверь хотя бы нам. А мы тебя превратим в нормального члена общества. Будешь после прочтения Преступления и Наказания бояться революционной литературы, будешь есть морковные котлетки, будешь ходить в церковь после прочтения Бердяева или отца Меня. А там из тебя сделают не элиту, а обычных верующих. После Платона или книги Правителя области Шан можно сказать - я узнал как управлять обществом, я имею право побороться за место в элите. Вся китайская философия на этом основана - прочел, подготовил свою голову к высоким задачам госслужбы на ключевых местах. После Ницше можно сказать - я узнал, что Бог умер, я возвысился над обывателями, имею право быть свободнее. Вы можете такое сказать после Флоренского? Дело доходит до маразма. На основе рассуждений Розанова некий Галковский выдал Бесконечный тупик. Нам доказывают, что мы находимся в тупике, поскольку российские философы нам выхода не дают. Элитарный ответ простой - если они нам не дают выход, то нам они не нужны, а Галковский полезен только тем, что указал не только на их никчемность, но и на свою собственную. Будем читать западную и восточную философию и сами думать. Тем более, раз мы это всё уже читаем, то мы, в отличии от Галковского, уже не в тупике. Но российская философия, равно как марксистская, действительно в тупике, поскольку поставили себе задачу не формирование элиты через состязательность идей и философий, а нацелены на создание обывателей, которые только имеют сомнительное "право" воображать себя элитой подальше от реальных рычагов управления. Неважно, как мы рассматриваем конечный продукт - интеллигенция в башне из слоновой кости, эффективный менеджер в стиле Чубайса, который даже не понимает, что его знания пусты, поскольку вместо знаний у него в голове чужие правила игры, офисный планктон - в любом случае продуцируется только раб системы, а не её хозяин.